27 нояб. 2010 г.

США убили сотни своих сограждан, что бы те не уехали в СССР

18 ноября 1978 в джунглях Гайаны случилось жуткое событие, которое самый авторитетный западный источник – «Книга рекордов Гиннеса» - квалифицирует как самое массовое единовременное самоубийство в мире.

914 граждан США, члены квазирелигиозной организации и сельскохозяйственной коммуны «Народный храм» были найдены мертвыми в Джонстауне – городке, названном в честь лидера «НХ» Джима Джонса.
«Самая свободная» американская печать с первых же дней после трагедии с удивительным единодушием стала повторять формулы «очевидный ритуал массового самоубийства», «джонстаунский культ самоубийств», «массовое самоубийство в Гайане» и др. Потом пошли соответствующие книги: Ч.Краузе «Гайанская бойня» (Вашингтон, 1978); фильмы: «Культ поклонявшихся дьяволу» (1980). Дань «самоубийственной» версии отдали и советские авторы Л.Борисоглебский, Д.Фурман, Л.Тимошин, Б.Вахтин, А.Андреев, для которых это событие стало еще одной иллюстрацией «углубляющегося разложения западного общества». Но что произошло в Джонстауне на самом деле? Кем был Д.Джонс? Если отказаться от американской «монополии на истину», навязанной ныне транснациональными СМИ всему миру, то выяснится масса подробностей, не укладывающихся в официальную версию.
Джим Уоррен Джонс родился в 1931 в г.Крит, штат Индиана. Американский Средний Запад – край весьма консервативный (Ку-Клукс-Клан возник именно в г.Индианаполис). Поэтому когда 19-летний Джим во время учебы в Блумингтонском университете объявил себя марксистом, а затем возглавил местный комитет по правам человека, «общество» восприняло его как опасного вольнодумца. В 22 года, будучи помощником пастора в церкви «для белых», он пригласил на службу негров, а когда Церковный совет его уволил, заявил: «Любая церковь, где я буду пастором, будет открыта для людей всех рас». В 24 года он основал собственную «Церковь Слова Христова», через год переименованную в «Народный храм». Хотя религиозность этой организации во многом условна: как вспоминали очевидцы, «его проповеди походили скорее на политические митинги. Во время одной службы Джонс обернулся к американскому флагу, висевшему у него за спиной, погрозил ему кулаком и сказал. «О погоди, нация фанатиков, расистов, империалистов и куклуксклановцев! Придет твой час расплаты за совершенные злодейства. Вот у меня в руках эта книга. Библия, видите? Это она почти две тысячи лет отвлекает людей от реальной работы, мешая нам бороться с несправедливостью! Вот я швыряю ее на пол, видите? Вот я плюю на нее!». Как подчеркивал один автор, придав организации форму церкви, практичный американец Джонс просто воспользовался налоговыми льготами, ибо сам (по воспоминаниям Марселины Джонс) смолоду являлся убежденным атеистом.
В отличие от других местных церквей, строго соблюдавших принципы «апартеида» и «расовой сегрегации», в «Народном храме» объединялись представители всех рас. Сам Джонс усыновил нескольких разноцветных детишек. В 1965 в группе насчитывалось около 80 чел., в основном изгои капиталистического общества: бедняки, нацмены, бездомные. Но после переезда в Калифорнию, где климат (общественный и природный) был потеплее, ряды «НХ» стали быстро расти, вскоре перевалив за 20 000 ч. (10 тыс. в Сан-Франсиско, где с 1972 находилась штаб-квартира, 10 тыс. в Лос-Анжелесе, 1 тыс. в Юкайе). Многих привлекали социальные программы «НХ»: бесплатные столовые для бедняков, детсады и врачи (для капиталистических США явление необычное). В 1970-х гг «НХ» имел 9 хосписов и 6 школ, содержал «Международный отель», где проживало более 3000 уволенных за участие в демонстрациях. В газетах его тогда называли «одним из самых быстрорастущих религиозных движений Америки».
Однако со временем нарастал конфликт с буржуазным обществом. Джонс четко позиционировал себя и свое движение как принципиальных противников существующей системы. В газете «Народный храм» он напропалую критиковал всех и вся: от расистской дискриминации Южных штатов до темных делишек «самих» Киссинджера и Рокфеллера, морально и материально поддерживал пострадавших от властей оппозиционных деятелей: известную Анжелу Дэвис, членов «уилмингтонской десятки» во главе с Беном Чейвисом, вдову Лауру Альенде, индейского лидера Д.Бэнкса. В 1976 Джонс внес залог 20 000 $, чтоб освободить из тюрьмы Канзаса его жену Ка-Мук. В 1977 вместе с А.Каном создал в Калифорнии секцию Всемирного Совета Мира и нанес визит на Кубу, презрев многолетнюю американскую блокаду. В 1976 поддержал на выборах либерал-прогрессистов Д.Москоуна (мэр Сан-Франсиско) и М.Дималли (вице-губернатор Калифорнии). Общался Джонс и с коммунистами: Майк Давидоу, Кендра Александер, А.Дэвис. Естественно, что в результате своей деятельности «НХ» и Джонс подверглись силовому давлению. Была подложена бомба в один из автобусов организации, взорван дом собраний в Сан-Франциско. Было избито и убито несколько членов общины, в том числе помощник Джонса - Льюис. Предпринимались попытки подкупить людей, чтоб они свидетельствовали против общины Джонса, некоторые соглашались (Г.Стоун), а некоторые нет. 6.9.1977 вышеупомянутый Д.Бэнкс выступил с официальной «Декларацией» о попытке его подкупа неким представителем госслужбы США Д.Конном по схеме: показания против Джонса в обмен на прекращение уголовного преследования.

21 нояб. 2010 г.

О чём договорились в верхах

СМИ недавно растиражировали – и на различных сайтах, блогах, форумах эмоционально, мягко говоря, откомментировали нашумевшие пассажи советника президента России Дмитрия Медведева, Игоря Юргенса, председателя Правления Института современного развития (ИНСОР), вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей, члена Общественной палаты Российской Федерации. Видимо, шумели как раз архаичные трудномодернизируемые массы – к элите политик никаких претензий не имел, ибо её гремевшие на весь мир походы в куршевели не вызывают почему-то нареканий. Но почему так много говорят о необходимости изменения «человеческого капитала» (народа) по сравнению с презентациями конкретных проектов? В конце концов, действительно ли необходимость изменения менталитета народа рассматривается как условие создания высоких технологий, или попросту необходимо зафиксировать сложившиеся социальные различия, сделать их необратимыми и общепринятыми под прикрытием модернизации экономики? Пусть это остаётся лучше предметом споров и обсуждений, чем манипуляций, здесь же хотелось поговорить о другом – как давно и как интенсивно и с какой целью продвигаются разговоры о несовершенстве и необходимости изменения «человеческого капитала», вульгарным языком - народа. Если хорошо проследить – достаточно давно, и надлежало бы реагировать архаичным массам пораньше. «Засветился» не только Юргенс, чуть внимательнее нужно прислушаться к следующим словам: «Наверху по поводу модернизации все уже договорились». Судя по всему, достаточно давно – и по целому комплексу мер.